Загадки антипатии
Загадки антипатии
Загадки антипатии
На главную
Написать письмо
карта сайта
English version
Загадки антипатии



О нас
Каталог
Купить
Конкурсы

Загадки антипатии

Погода никогда не имела для меня такого значения, как во время работы на почте. От погодных условий и дороги полностью зависит, сколько сил вымотает у почтальона наступающий рабочий день. Например, тот путь, что летним солнечным утром можно было пробежать за тридцать минут, во время зимнего гололеда едва одолеешь за час с хвостиком. Таким образом рабочее время увеличивалось вдвое, а зимой, когда в шестнадцать часов уже темнело, это было совсем некстати.

Поэтому я даже изобрела свою технологию передвижения по гололеду. Я заметила, что если едва переставлять ноги, боясь опрокинуться, то преодолению маршрута можно посвятить весь день до позднего вечера и, как ни страхуйся, все равно где-нибудь да грохнешься. А если изначально набрать скорость заядлого марафонца и уже не сбавлять темпа, то передвигаться по блестящим «русским горкам» намного быстрее и проще. Сногсшибательным был только результат – я ни разу не упала за всю зиму! Наблюдая в окошки из своих домиков такого почтальона «на батарейках», местные жители передавали из уст в уста: «Вот почтарка у нас появилась: и зимой, и летом – все бегом и бегом, и свалиться не боится!»

Конечно, после такого длительного напряжения ноги гудели, как телеграфные столбы, и по прибытии домой единственным желанием было упасть на диван и тут же забыться во сне. Кроме этого, я неожиданно заметила, что спустя несколько месяцев работы на новом месте привычная одежда стала на мне свободно болтаться и пришлось перешивать пуговицы дальше положенного рубежа…

- Берегите ноги и руки! -- озабоченно наставляла почтальонов первая зам начальника – всегда изящно одетая дама, поднося каждому листок для ознакомления с техникой безопасности, – потому что ваши ноги и руки – это не только ваша работа. Это – ваше здоровье, и если вы сами о нем не подумаете, никто не подумает!

Видимо, утешая меня как новенькую, коллеги уверяли, что ноги будут болеть только вначале, с непривычки. Потом, дескать, когда втянешься в работу, все будет даваться легко. Но и у меня, и у них ноги болели почти всегда, просто боль и усталость со временем обрели несколько другое свойство, стали хроническими, что ли, и поэтому уже не так сильно волновали. Позже почтальоны уже не скрывали своих истинных убеждений и вовсю откровенничали со мной:

-- А вот когда тебе еще и собаки потреплют ноги и нервы – что ты тогда скажешь! Погоди-погоди, впереди все ягодки.

«Ягодки», действительно, не заставили себя долго ждать. Постепенно знакомясь со своим участком, запоминая последовательность переходов и поворотов, номера домов и расположение почтовых ящиков, я была уже почти уверена, что опасных инцидентов со здешними собаками у меня не будет. Крупные дворовые псы были приговорены хозяевами к пожизненному «оцепенению», а мелкие скандальные шавки обычно не представляли особой угрозы.

Так что погожим октябрьским утром, еще не узнав прелестей зимнего гололеда, я спокойно шагала по песчаной дороге Первого Гвардейского переулка в частном секторе, распределяя газеты по калиткам и умиляясь деревенской идиллии в самом центре города, где распевали петухи, кичливо галдели индюки у скамейки, в конце улицы мужички кололи дрова. Вдруг позади меня зашуршал дорожный грунт и тут же собачьи зубы впились в лодыжку моей ноги чуть выше края ботинка. От неожиданности я вскрикнула и выронила пачку газет. Не разжимая зубов, маленький черный ягдтерьер остервенело шкомотнул свою «добычу», потом резко оторвался и, не издавая ни звука, стал обегать меня кругом, намереваясь вцепиться в другую конечность. Я махнула на него сумкой и, злясь от боли, швырнула в миниатюрного аспида первым попавшимся камнем, но промахнулась. И все же моя контратака тут же остудила его ретивость, и пес, как появился, так же молча и быстро исчез где-то среди заборов. Конечно, я не стала его искать, торопясь поскорее собрать и разнести печатные издания. Пожалела прокомпостированные брюки, потерла укушенное место да и двинулась дальше. При ходьбе нога только немного ныла, но вечером лодыжка сильно опухла и казалось, что мышцы вытягивают щипцами. В поликлинике, куда я все же приковыляла на следующий вечер после работы, рану немного обезболили и сказали, что при таком «рваном» укусе мышцы будут болеть долго, но ничего страшного нет, если собака здорова и не больна бешенством. Поэтому еще посоветовали либо сразу проколоться для страховки, либо понаблюдать за псиной в течение десяти дней.

В течение десяти дней я усиленно выслеживала злосчастного ягдтерьера, но все мои расспросы и поиски не увенчались успехом. Никто такой собаки на улице и вообще на всем моем участке не видел и подобных случаев с покусами не было. Такой поворот дела не на шутку меня встревожил и испугал: если собака действительно нездешняя и так странно себя вела, выходит, высока вероятность того, что она вполне могла быть вирусоносителем страшной болезни. О бюллетене не могло быть и речи: столь незначительная травма не была на то убедительным основанием ни для участкового врача, ни для почтового начальства.

-- Обычное дело, детка, -- видя мои страдания, вздохнула коллега с тридцатилетним стажем, которую все называли «наша бабушка».– Уж сколько меня собаки грызли – не сосчитать. Правда, хорошо, что только за ноги. А то, знаешь, Соню нашу вон кобелина исполосовала - на всю жизнь на лице печати остались.

У Сони и в самом деле на лице и шее были заметны давние рубцы, на счет которых я было подумала, что это следы разборок с супругом, о котором она постоянно судачила со всеми и с каждым в отдельности.

К сожалению, приведенные многочисленные примеры не подействовали на меня успокоительно. Каждый день я хромала от боли, затемно уходя из дома и темнотой же возвращаясь, а заодно терзалась от неизвестности и непредсказуемости исхода такого ничтожного, по почтовым меркам, происшествия.

Только к концу третьей недели я стала ходить почти в привычном темпе, нога в тугой повязке восстанавливалась, и следуя по Первому Гвардейскому переулку, я уже не думала о проклятом своем обидчике. И вот почти на том же самом роковом месте мое уже бдительное ухо опять уловило шорох дорожного гравия за спиной. Я резко развернулась и уперлась взглядом в черного ягда, который уже у самых моих ног затормозил всеми четырьмя лапами, обдав меня песком, сию секунду молча цапнул за высокое голенище резинового сапога и, согласно тактике своего нападения, резво описал возле меня круг, норовя опять вцепиться сзади. На этот раз я не растерялась, а, сорвав с плеча увесистую сумку (к счастью, надежно закрытую), со всем хладнокровием опытного снайпера, едва сдерживая ярость, метнула ее в оскалившегося терьера. Большая брезентовая сумка с охнувшими газетами надежно припечатала рычащую бестию к забору и полностью накрыла ее с головой. Продемонстрировав свою активно-оборонительную реакцию, терьеришка рявкнул от негодования, клацнул по брезентовому «снаряду» белыми сахарными зубами и пулей понесся туда, где исчез и в прошлый раз. Я помчалась за ним и заметила, как собака нырнула под забор, а потом короткий хвост мелькнул на повороте за угол аккуратного кирпичного дома с цветущей геранью на веранде. С досады я пнула ногой невысокую металлическую калитку этого дома, которая, естественно, была заперта, на ней лишь задребезжал ящик с той газетой, что пару минут назад я туда опустила. И вмиг за этой калиткой взметнулся убежавший ягдтерьер. Не в состоянии до меня добраться, он хрипел и рычал, зацепившись когтями за калитку, вгрызался в ее железные прутья так, что задние лапы его месили воздух, летая из стороны в сторону. Маленькие глазки так свирепо и жестко «обстреливали» всю мою плоть, что я невольно попятилась, но не отходила от калитки, надеясь, что на эдакий шум и лязг выглянут хозяева, ведь другой возможности их вызвать не было.

Однако из дома никто не появился, зато из двора напротив послышался голос:

-- Что вам нужно, что вам нужно? Зачем дразните собаку?

-- Скажите, -- подошла я к дедуле, опиравшемуся на лопату в своем огороде, -- хозяева сейчас дома, не знаете? Это их собака?

-- Нет их дома, на работе все. А что вам надо? – старик испытывающе глядел на меня сквозь огромные линзы очков.

-- Я хочу узнать, это их собака?

-- Ну конечно, ихняя, а что вам надо?

-- Эта собака уже второй раз на меня налетела…

-- А зачем вы в него швыряете камнями и сумками? – дед придвинулся ко мне, ткнув лопатой в почву, словно грянул царским жезлом. – Собака никогда первой на человека не нападет ни с того ни с сего. Не надо дразнить! Вы и мою сучку в прошлом году так раздразнили, что у нее потом выкидыши случились, а у меня на щенков уже люди были…

Поняв, что даром теряю время со сварливым стариком, я еще раз прошла мимо глодающего калитку терьера, решив назавтра, в субботу, все же поговорить с хозяевами опрятного домика. Но и в субботу утром хозяев я не застала дома, а на мои провокационные манипуляции с калиткой не объявился даже сам виновник конфликта.

-- Так они вчера еще на ночь уехали куда-то, видать, охотиться, да! Ружжи у них такие, в хутлярах, -- пояснила мне бабуля из ближайшего дома. – А собак – нет, не видала, не гавкали. Вроде бегает у них щенюк какой-то, да я не приглядаюсь.

Несколько дней подряд я не видела и не слышала ни этого «щенюка», ни его хозяев и, в конце концов, махнула на них рукой, не забывая, однако, постоянно оглядываться, проходя памятный переулок.

И все же на этом знакомство с терьером не закончилось.

Однажды, привычно опуская газету в почтовый ящик на железной калитке, я опять вздрогнула от метнувшейся ко мне черной «молнии». Опять маленькая хрипящая пасть терзала со всей силы стальные прутья, злые глазки метали в меня стрелы ярости и мести – и вновь из дома никто не вышел и я удалилась восвояси, оглядываясь для страховки, как шпион.

По дороге меня пронзило странное неприятное чувство, когда, переходя шоссе к новым коттеджам и миновав уже большую часть пути, я опять обернулась и увидела невдалеке поспешающего за мной ягдтерьера – того самого! Едва остановилась я, как он тоже замер на месте. Я пошла своей дорогой – и он, сохраняя дистанцию, неотступно конвоировал меня. Я попыталась прогнать настырного пса, прибегнув к испытанному методу «камнемёта», но здесь, вдалеке от дома, его это почему-то нисколько не смутило. Проследовав за мной так еще какое-то расстояние и выбрав, на свой взгляд, удобный момент, когда объект (то есть – я) подошел к забору и завозился с газетами, мой преследователь вдруг набрал разгон и, со скоростью футбольного мяча пролетая у самых ног, полоснул-таки зубками по голенищу сапога. Толстая резина, конечно, выдержала такую экзекуцию стойко, а я, глядя вслед улепетывающей куцей фигурке, только устало выдохнула: «Ну и тварь же ты!»

На следующий день я вложила в газету по известному адресу записку с просьбой оградить меня от общения с четвероногим другом семьи. Но пока корреспонденция покоилась в ящике, мой мучитель и на другой день повторил в точности свой маневр с той лишь разницей, что дотронуться до меня, благодаря моей уже отработанной бдительности, ему не удалось. Вслед победно уносящемуся терьеру я опять посылала проклятья.

Прочитав мое послание, жители домика за железной калиткой, наконец, определили своего воспитанника на тонкую цепочку, прикрепленную к тросу, натянутому вдоль забора, и теперь, принося почту в их ящик, я слышала бегущий из глубины двора шум этого механизма, а уж потом кратковременно созерцала белозубую пасть, неутомимо

жующую родную калитку. Теперь уже была моя очередь злорадно хмыкнуть перед этим существом и безбоязненно удалиться.

Но привыкнуть к подобному остервенению было тоже нелегко. Такое, хоть и минутное, ежедневное общение начинало меня раздражать. И однажды я решила бросить через калитку этому маленькому ревущему зверю кусочек вкусной колбаски, наивно полагая таки макаром постепенно погасить необъяснимую ненависть в собачьем сердце. Только едва я проделала этот воспитательный эксперимент, как тут же услышала за спиной голос трудолюбивого деда-соседа из сада напротив:

-- Дык вот что ты придумала! Не добила, так отравить решила! И что ж это за люди такие! Одни вредители, злодеи. Вот лезет она к этой собаке и всё…


Голосование

Средний балл посетителей - 5  (Проголосовало посетителей - 11)

Оценить рассказ по пятибальной системе

 1   2   3   4   5    

Сборник"Мурка нашлась"
О насКаталогКупитьКонкурсы

Сайт создан дизайн-студией ТутГут